[easy-social-share-popup buttons="facebook,twitter,google,pinterest,linkedin,vk,ok,mailru" counters=1 counter_pos="hidden" total_counter_pos="leftbig" style="button" template="deluxe-retina" popup_title="Если вам понравилась эта статья - поделитесь ею" popup_percent="70"]
[easy-social-share buttons="facebook,twitter,google,pinterest,linkedin,vk,ok,mailru" counters=1 counter_pos="hidden" style="icon_hover" template="deluxe-retina" native="yes" sidebar="yes" sidebar_pos="left" point_type="simple"]

Если бы люди на первом свидании говорили всю правду

Ну и еще один шедевр про отношения.
Шедевр и по смыслу, и по правдивости (ханжам и детям не читать):

Если бы люди на первом свидании говорили всю правду

Я: О Господи, я просто чувствую, как меня к тебе влечет, сразу.

Он: Да, я тоже так хочу тебя трахнуть.

Я: И с тобой легко разговаривать! Разоговр как будто сам течет. У тебя есть какие-нибудь травмы?

Он: Травмы? Что ты…

Я: Ну, глубокие психологические потрясения. Обычно я чувствую такое влечение к людям, которые глубоко травмированы. Как я. Потому что наши травмы резонируют. Что и создает такое ощущение, что мы знаем друг друга вечность, и возникает мгновенная, сильнейшая химия. Ну, это по Харвилю Хендриксу, это его теория, описанная в книге «Сохрани любовь, которую нашел», и мне это очень созвучно, мне кажется, что это правда. Так… есть у тебя?

Он: Ну, мой отец меня бросил, когда я был ребенком.

Я: Я знала! Влечение такое сильное, я знала, что у тебя есть что-то такое глобальное. Сколько тебе было?

Он: Он бросил нас, когда мне было 5, и мы с тех пор не встречались.

Я: Идеально! Твои травмы прекрасно поладят с моими. Потому что мне нравится забывать о себе и концентрировать все свои силы на заботе о глубоко травмированных мужчинах. Ты проходишь терапию?

Он: Нет.

Я: О, а… А хотел бы? Ну, семейную терапию?

Он: Мне кажется, сейчас немного рановато об этом… и, как меня воспитывали — не чувствуй, не говори о своих чувствах — терапия вроде против этого.

Я: Так ты хочешь сказать, что ты холодный и отстраненный?

Он: Да, определенно — холодный и отстраненный.

Я: Но сегодня ты кажешься таким теплым и открытым.

Он: Это потому что я как лед и пламя. Я могу быть очень любящим, а затем полностью закрыться.

Я: Лед и пламя — это МОЙ ТИП! То как он соотносится с моими проблемами с привязанностью и ощущением, что меня бросили, причиняет мне боль и ощущается одновременно убийственно и знакомо. Что-нибудь еще?

Он: Ну, я трудоголик, ну как-то.

Я: Отлично, мои родители были оба трудоголики, так что это полностью вписывается в мою картину. Не беспокойся, я абсолютно комфортно себя чувствую, когда мной пренебрегают, потому что самое важное для тебя — это твоя работа.

Он: Похоже, у тебя реально низкая самооценка.

Я: Да, это так.

Он: И ты довольно зависимая.

Я: Точно! Страшно зависимая. В общем, я бездонная бочка зависимости.

Он: Моя мать меня подавляла, так что твоя зависимость точно совершенно будет для меня триггером.

Я: Я знала! Я знала, что это не все. Потому что я ощущаю тебя как родственную душу, так что мы должны резонировать друг с другом на нескольких уровнях травмированности. Как твоя мать тебя подавляла?

Он: Мне никогда не разрешали выражать свои потребности и ее желания всегда были на первом месте. Когда отец нас бросил, она начала рассказывать мне, какой подавленной она себя ощущала. Но мне было всего 5. И я чувствовал, что должен о ней заботиться и быть взрослым.

Я: Так у тебя в семье были случаи депрессии?

Он: Ну да.

Я: Отлично, отлично. У меня тяжелая депрессия. Очень часто я просто не могу встать с постели!

Он: А, ну я наверно буду о тебе заботиться, как о своей матери, а потом у меня накопится обида.

Я: Звучит очень похоже на правду.

Он: А когда ты будешь заявлять о своих потребностях, я буду проецировать на тебя свои отношения с матерью и считать, что это ты меня подавляешь своими потребностями и уничтожаешь мое детство.

Я: А я буду проецировать на тебя пренебрежение своего отца и его отчужденность, и воссоздам тот же самый бесконечный цикл страданий, который я создавала с каждым встреченным мной мужчиной. И стану ну очень зависимой и требовательной.

Он: В этот момент я, скорее всего, исчезну, или сбегу в трудоголизм, алкоголизм или в другое какое-нибудь избегающее поведение, которое я использую, чтобы справляться с ситуацией.

Я: И мы сможем оба бессознательно вешать свои детские травмы друг на друга таким образом, что будет похоже, что это мой отец в отношениях с твоей матерью.

Он: Ну да, так всегда и получается.

Я: Кстати, а каких отношений ты ищешь?

Он: Ну, я точно совершенно не хочу серьезных отношений. Я просто хочу кого-нибудь, кого можно трахать, и кому нормально, что я буду трахаться с кем-нибудь еще.

Я: Чтобы ты мог избегать собственных чувств, оставляя все на поверхности?

Он: Да. Тебе это подходит?

Я: Ну, ты мне правда нравишься, поэтому я скажу, что мне это подходит, потому что я верю, что смогу тебя изменить, показав тебе какая я классная, и веселая, и как я достойна твоей любви.

Он: Это похоже на надвигающуюся катастрофу. Но ты все равно будешь со мной трахаться, правда?

Я: О да, само собой.

Он: Ну… так может, пойдем отсюда?

Я: Да. Ты заплатишь? Я знаю, предполагается, что я должна хотя бы сделать вид, но я просто хочу, чтобы обо мне позаботились.
Каждый раз как предлагаю поделить счет и парень соглашается, меня это бесит. К тому же, у меня нет денег, и я бы сама никогда в такое место не пошла, если бы ты не платил.

Он: Я понял.

Я: Ты не против? Ну, я просто волнуюсь, что ты подумаешь, что я тебя использую, потому что у тебя такая крутая работа, и ты как бы при деньгах __

Он: Обратная сторона трудоголизма…

Я: И я знаю, феминизм, бла-бла-бла, но честно твоя работа меня восхищает, и я чувствую себя приниженной, и я, мне кажется, что ты на каком-то пьедестале, и мне так повезло, что ты обратил на меня внимание, и я тебя вроде как не заслуживаю, и когда ты это выяснишь, когда ты увидишь меня настоящую, ты поймешь, что я не такая, как ты думал, и ты меня бросишь.

Он: Да это со мной постоянно происходит. Женщины ставят меня на пьедестал, и это на меня давит, потому что я знаю, что я не такой, как они думают, кем они хотят, чтобы я был. Так что я бросаю их раньше, чем им удается увидеть меня настоящего и бросить меня. Готова идти?

Я: Да, просто, если я пересплю с тобой сегодня, ты ведь мне потом позвонишь? Ты меня пригласишь на свидание снова? Потому что если нет, то я чувствую, что просто умру от ощущения громадной дыры внутри.

Он: Хм, скорее всего нет. Скорее всего, я не позвоню.

Я: Я думаю, ты это просто так говоришь. Я заставлю тебя изменить свое мнение…

Жизнь может превысить все ваши ожидания, как только вы перестанете мириться с чем-то меньшим, чего вы в действительности заслуживаете.

ИСТОЧНИК

Не становитесь одним из вышеперечисленных товарищей, указывайте при перепосте автора статьи и автора перевода. Автор статьи по ссылке, перевод мой.

Евгения Свербихина

С ЭТИМ ПОСТОМ ТАКЖЕ ЧИТАЮТ:

Комментарии

САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ ПОСТЫ: